Михаил Шмырин: "Тренер меня к воротам привязывал"

18.11.19 13:57 285 0

Справка: Шмырин Михаил Кузьмич
Родился 19 марта 1957г. Вратарь
Защищал цвета "Прогресса" 14 сезонов.
Обладатель Кубка России


Воскресный вечер 24 января 1982 года, чемпионат страны среди команд Высшей лиги. Встречаются "Ижсталь" и ЦСКА. Яркий свет над ледовой ареной. Муслим Магомаев разрывает динамики: "Мы верим твёрдо в героев спорта". На трибунах четыре с половиной тысячи зрителей – больше, чем дворец способен вмещать по нормативам. На площадке цвет отечественного хоккея – Ларионов, Макаров, Крутов, Фетисов, Касатонов, Дроздецкий, Жлуктов, Хомутов… В воротах легендарной "Красной машины" Владислав Третьяк; его визави – Михаил Шмырин

Михаил Шмырин


- Помню этот матч, - с ноткой тёплой грусти кивает Михаил Кузьмич; и мыслями уносится на 37 с половиной лет назад. – Ту встречу полностью отыграл Третьяк. Ему временами приходилось несладко, но он кувыркался в воротах так, будто бился против канадцев. Чем меня весьма впечатлил. Вот что значит класс.


- Разницу в качестве хоккея между второй лигой, откуда Вы пришли, и Вышкой прочувствовали быстро?

- Сразу же. Скорости гораздо выше, исполнительское мастерство на порядок отличается. Пас верхом, а игроки шайбочку спокойно налету принимают, обрабатывают.


- Армейцы?

- И ЦСКА, и "Ижсталевцы". А что ещё поразило: полный дворец, и зрители аплодировали мне после каждого удачного действия так, будто я какую-то "мёртвую" шайбу взял.

- А как Вы вообще оказались в "Ижстали", в Высшей лиге?

 - Да случайно. Зимняя пауза, Новый год отпраздновали, 4-го числа собрались на первую тренировку, объявляют: "Завтра "товарка" с "Ижсталью". Ижевск приехал – после праздников – раскладной. Бросают, бросают – забить не могут. А мы чего-то разбегались, Витька Перминов две провёл, ещё кто-то – 4:1 победили. Через день-другой тренер подходит: "Тебя в "Ижсталь" вызывают". Ну, что делать? Собрал баул да поехал. На вокзале встретили, отвезли во дворец: "Вечером играем с "Трактором". Вышел в своей форме, щитках, полтора периода отыграл, 4:3 ведём – замена, Тверизовский в ворота. "Ну, - думаю, - после сирены вещи соберу – и домой". А у Алексея травма была, палец повреждён, Челябинск, видно, прознал про это. В зону заходят – и поливают под больную руку. 10:5 "Трактор" победил. В раздевалке сказали: "Остаёшься". Форму, блин, шлем выдали – всё новьё. Щитки "Cooper" высокие, неразмятые. Две недели их разминал.


в воротах Михаил Шмырин

В воротах Михаил Шмырин

- Контрольный спарринг с "Трактором" – 9 января. А уже двенадцатого Вы дебютировали в Высшей лиге СССР.

- В Москве, против "Крыльев Советов". Вышел в третьем периоде при счёте 0:6, две пропустил.


- Одну Вам забросили, когда "Ижсталь" осталась в меньшинстве, а авторами шайб стали Пряхин с Хмылёвым – первый советский хоккеист, официально перебравшийся в NHL, и олимпийский чемпион Альбервиля.

- А… Слабенько выступил.


- В Ижевске поселились на базе?

- Да, в "Ижсталевском" профилактории.


- С кем в номере?

- С Геной Чупиным. И Геннадий, и Серёга Лубнин очень тепло ко мне отнеслись. Взяли земляка под крыло, можно сказать. 


- А коллеги по вратарскому ремеслу как отреагировали на появление в команде нового конкурента?

- Никаких проблем. Хорошо приняли, душевно. Тверизовский на тот момент даже не тренировался, небольшой конфликт у него с главным тренером случился, но когда я попросил ловушку – предложил свою без всяких вопросов. Хотя у вратарей, вообще-то, не принято отдавать амуницию другому. А Вале Романенко я вручил поролон.


- Какой поролон?

- Да у него щитки почему-то старенькие, тонкие, "промокашки". А я же из Глазова со своими приехал, из лосиной кожи. В них добротные куски поролона сам вставлял. Как на складе новые "Cooper" получил, так поролон этот Валентину отдал.    


- Как Вы в Ижевске коротали свободное время?

- Да его особо-то и не было. Мог книжку почитать, телевизор в холле посмотреть. У ветеранов свои компании, а я больше с молодыми общался, знал ребят по стажировке в "Прогрессе": Панкратов, Молчанов. Серёга Молчан забавную историю рассказал. После проигранного матча сидят в парилке Тошик Семёнов, Слава Комраков и молодой Серёга. Вспоминают моменты игры, обсуждают. Комрак убеждает: "Дали бы мне шайбу, я бы пропёр по краю и забил". Тошик кивает: "Да, ты бы смог, сделал. А если б мне бросить дали, так я вратаря насквозь прошил бы". Комраков соглашается: "Да, прошил бы и сетку порвал". Потом выходит из парилки, а Тошик ему вслед ухмыляется: "Куда бы он, нахрен, пропёр. До первого защитника". Семёнов выходит, Слава возвращается и Сергею подмигивает: "Кого бы он прошил? В ворота-то не попадёт".


- Вы начинали заниматься хоккеем в шестидесятые. Наверное, как все в ту пору, во дворе?

- Конечно. Позже – бегал на каток. Первые коньки – "снегурки". Знаешь, на новогодних открытках такие рисуют. Отец накрепко прикрепил их к валенкам. Утром на стадион – ещё не устал – скользишь довольный по укатанной дороге. А день-то набегаешься – тяжело – обратно пыхтишь по сугробам. Когда подрос, году, кажется, в семидесятом на "жэковских" соревнованиях приметил меня тренер Косолапов, пригласил в команду, готовящуюся к Финалу "Золотой шайбы".

победители республиканской "Золотой шайбы"; Михаил Шмырин лежит слева

Победители республиканской "Золотой шайбы"; Михаил Шмырин лежит слева


- В детстве матчи взрослого "Прогресса" посещали?

- Ещё на открытой коробке. Семья большая, пятеро детей; лишних денег на билет не было. Прибежишь к стадиону за полчаса до начала, жадно смотришь, как хоккеисты идут из раздевалок. Некоторые игроки проводили мальчишек с собой, а я стеснялся попросить, всю игру стоял за забором, слушал, как развиваются события. Минут за пять до конца большие стадионные ворота открывались, чтоб публика могла свободно покидать трибуны, вот тут я и попадал внутрь. Взгляд от площадки не отрывал, ловил каждый момент. Интересно! Ради этих пяти минут мёрз и терпел. А когда Киев принимали – посчастливилось попасть к началу. Но опять же всю игру не посмотрел. В первом периоде сломалась клюшка у вратаря гостей, он её за бортик выбросил, а я первый подоспел, схватил. Тут уж забыл и про хоккей, и про всё – быстрее домой, пока старшие парни не отобрали. Отец "лопату", которая сломалась, оббил фанерой, и я этой клюшкой долго во дворе играл, года два-три, наверное. Тяжёлая. Настоящая вратарская "ЭФСИ".


- Может быть, ещё какую-то памятную игру из детства назовёте?

- Из детства? В 1972 году отправились в Ижевск. Поезд в шесть утра, в пятом часу собрались в раздевалке. Для меня это не просто первый выездной матч – вообще, первая в жизни поездка по железной дороге.    


- И как сыграли?

- Победили 10:1   


- Вы сразу в воротах играть начинали?

- Да, с самого детства, со двора. И в хоккее, и в футболе. 


- Кто из голкиперов "Прогресса" был в ту пору для Вас примером?

- Юрий Аксютов. Он, кстати, нередко приходил на детские тренировки, мог подсказать, дать совет, мне подарил свою ловушку. Расшитую, с вставленным клином.


- Это же он играл с наклонённой шеей?

- Да. В результате травмы такое повреждение. Поэтому во вратарских кругах имел прозвище Скрипач.    


- Свой дебют в главной команде помните?

- Я туда не сразу попал. Играл за юношей, после школы поступил в Глазовский совхоз-техникум.


- На какую специальность?

- Электрик. Учился, продолжал тренироваться. Привлекли в команду, которая играла на Первенство Удмуртии. Тогда сильнейшим коллективом внутри республики считался "Металлист". Но мы и его одолели. И дома и в гостях.


- Ваш земляк и многолетний капитан и тренер "ружейников" Анатолий Елькин ещё выходил на лёд?

- Анатолий Павлович играл, ага. А в воротах Юрий Наговицын, в белых щитках. "Коробка" "Металлиста" находилась возле Механического завода; раздевалки отапливались очень жарко. Очень. Потом "теплушки" сгорели. В общем, играл я "на республику", набирался опыта, и в сезоне 1975/76 вызвали в главную команду. В январе – только каникулы закончились – отправились в гости к "Олимпии". С Чепецком в те годы по-соседски, случалось, игры делили. В первой бились по-настоящему, чья возьмёт, а вторую выигравшая команда отдавала. Вот на этом выезде я и дебютировал. "Сгорели" 0:5. Расстроился, конечно. Утром на вокзал – и в Глазов.    


- От досады?

- Сессия в техникуме, экзамены. А команда без меня второй матч выиграла – 7:6.


- Что дальше?

- Дальше армия замаячила. Техникум закончил, должны были призвать спецнабором. 


- Это как?

- Призывная кампания завершалась в мае. А летом ещё новобранцев добирали. Но, буквально, за несколько дней до призыва меня устроили на завод, наложили броню. Все ребята, с кем учился, в армию, а я с "Прогрессом" на сборы.


- С кем пришлось конкурировать за место в "рамке"?

- Я поначалу третьим считался. Первый – Владимир Селянкин, второй Юра Валеев из Москвы.   


- Он, говорят, потом вернулся домой, трудился водителем городского автобуса.

- Да, Юра через год уехал, мы с Володей остались вдвоём. Он вратарь сильный, в "Химике" играл, в Высшей лиге, но имел одну проблему: частенько нарушал спортивный режим. Приезжаем в Питер, была там командочка "Судостроитель". На первый матч я выхожу – выигрываем; в повторной игре Володя в воротах – уступаем. Дальше едем в Апатиты, Селянкин встретил знакомых, ушёл в штопор, да так, что запасным вратарём пришлось Серёге Скрябину одеваться, защитнику. Следующая поездка в Куйбышев, выигрываем. А мне перед Володей неудобно; получается, что я его из состава выдавливаю. Подошёл к тренеру, попросил на второй матч Селянкина поставить, всё же "Маяк" не особо сильный соперник. И надо ж такому случиться – проиграли мы. Володя – в запой. В Глазов приехали – его из команды отчислили. Так я стал основным вратарём "Прогресса".

Олег Галкин, Евгений Максимов, Сергей Голованич, Михаил Шмырин (слева направо)

Олег Галкин, Евгений Максимов, Сергей Голованич, Михаил Шмырин (слева направо)

 

- Не скучали в поездках?

- Некогда. Помимо хоккея, организованно посещали дом-музей Толстого, родину Есенина. В Чебоксарах побывали на тракторном заводе, в Тольятти – на автомобильном. Запомнились экскурсии по Киеву, Питеру, Риге, Таллинну.


- Возвращаясь к уроженцу Глазова Анатолию Елькину. Он много лет обслуживал матчи хоккейного первенства страны в качестве арбитра. При этом, будучи мужчиной габаритным и простым, легко пресекал попытки спортсменов дерзить. Рассказывают, в подтрибунных помещениях запросто мог двинуть по мордульке.

- Ему не требовалось. Хватало слова. В гостях встречались с Петропавловском, кто-то из тамошних игроков попробовал нелицеприятно высказаться о судействе. Палыч придвинулся, навис скалой: "Щас въ***". Всё, больше никаких претензий у хозяев не было.    


- Кто самый грозный рефери, я понял. А кого назовёте наиболее жёстким защитником второй лиги в 70-х?

- Гера Пойлов чепецкий. И ещё Олег Чукин, здоровенный толстяк, поигравший в Рязани, Ярославле и Череповце. Когда они один с другим на льду сходились – бойня. Будто два паровоза лоб в лоб на полном ходу.


- А самый техничный нападающий?

- В "Олимпии" очень хорошие ребята подобрались. Сева Лавров праворукий, Войкин. Если начало 80-х брать – Виталий Гросман, двое Анисимовых, Володя и Саша; вот не знаю, братья они или однофамильцы. Ещё вратарь там хороший – Илья Антипин. Да мне вообще чепецкая команда нравилась.


- В Чепецке крытую арену построили только в XXI веке, посещал ли зритель хоккей в морозную погоду?

- На матчах с "Прогрессом" всегда биток, в любую стужу. Делёжки уже не было, серьёзные, настоящие зарубы, принципиальное соперничество. 


- Вы завершили игровую карьеру по окончании сезона 1987/88. Но после трёх с половиной лет перерыва неожиданно вновь оказались в составе "Прогресса".

- Рассчитался в мае 1988 года, устроился в основной цех. Работая на заводе, выступал ещё в первенстве Удмуртии. А в сезоне 1991/92 позвали на месяц в "Прогресс" заменить травмированного второго вратаря. Освободили с работы, тренировался, тряхнул стариной. Но играл, понятно, мало. После такого перерыва кондиции набрать проблематично.    


- Отчего решили уйти из спорта в 31 год? Для вратаря возраст далеко не предельный.

- Посчитал, что не тяну. Играл-то уже мало. Андрюха Сагитов набрался опыта, съел меня. Подошёл к Кузнецову, сказал, что собираюсь уходить. Он отговаривал: "Подожди, не горячись. Оставайся – получишь трёхкомнатную квартиру". Но я не хотел сидеть в запасе, отбывать номер. Посоветовался с женой, мы осенью второго ребёнка ждали, супруга поддержала: "Не нужна нам трёхкомнатная, хватит уже хоккея, уходи. Зато чаще дома с семьёй бывать станешь". 


- На завод кем устроились?

- Аппаратчиком. Этот тот, кто ведёт техпроцесс. С августа приступил к работе. А осенью команда отправилась в Китай. Конечно, досадно немного, что упустил такое путешествие. Если бы знал заранее, что предстоит заграничный вояж, разумеется, не торопился бы вешать коньки на гвоздь. Но ничего не вернуть.


- Главный озорник старого "Прогресса" очевидно Михаил Александрович Гусаров?

- Вне конкуренции. Ох, какие розыгрыши с Владыкиным он устраивал. У Сани имелась такая чёрточка: до лишнего рубля жаден. А Мишка этим пользовался, подтрунивал. В ресторане присели, ещё обед не принесли, только хлеб на столах. Гусаров Владыкину: "Бобса, кусок целиком сможешь затолкнуть и съесть?" – "Не, не буду". – "Рубль даю". Всё, Сашка тут же свежий большой ломоть в рот пихает, прожевать пытается, а Мишка ещё подначивает: "Бобса, за второй кусок – ещё рубль". У того уж слёзы текут, не разжевать, не проглотить, а Гусаров радостный, хохочет. В другой раз на базе отдыха "Чепца" опять к Владыкину подкатывает: "От жилого корпуса до спортзала голым пройдёшь?" Этот вскинулся: "Как голым, совсем?" – "Ну, полотенцем ниже спины обмотайся. Рубль".


- Пошёл?

- Пошёл. А расстояние метров 200. На улице зима, мороз за 20 градусов. Мишка всю команду созвал смотреть на такую прогулку. А других отдыхающих на базе и звать не надо – все рты пораскрывали: "Надо же какой чудак в полотенце – босиком по снегу голый шлёпает".


- Где в Вашу молодость предпочитали культурно отдыхать спортсмены?

- Кафе "Родник" на берегу Чепцы. Там и посидеть, и потанцевать.


- Кто самый искромётный танцор?

- Опять же Гусаров.


- Вы, как страж ворот, с кем из оборонцев чувствовали себя спокойнее и увереннее?

- Очень надёжно играли Сергей Лубнин и Сергей Горбушин. Недаром они быстро ушли на повышение, в команды группы сильнейших. Хорош был Жора Солоненко, Анатолий Чердовских. Правда, они тоже недолго у нас играли. Сильные защитники Саша Владыкин, Коля Караваев, Олег Стрельников


- Всех троих, к сожалению, нет в живых.

- Да, Олег умер прямо за столом, тромб оторвался.


- Была какая-то история, связанная с Гинатуллой Касимовым и угоном машины.

- Возможно не при мне. Другой случай помню. Как один молодой тогда защитник и его ровесник нападающий помяли чужой автомобиль, на крыше попрыгали. Угодили в милицию.   


- Чем закончилось?

 - Оба на свободе. 


- В конце 70-х целый ряд молодых воспитанников "Прогресса" оказался в Минске. Абашев, Максимов, Васильев.

- Ага, в институт спортивный там поступили и выступали за "Юность". Андрей потом за "Динамо" в Высшей лиге поиграл. Женя домой вернулся, пошёл по судейской линии. Коля – цепкий, жёсткий защитник – служил и играл в Хабаровске. До сих пор работает и пребывает в великолепной физической форме. Из их возраста ещё Паша Волков подавал большие надежды, привлекался в юношескую сборную СССР, а затем увлёкся гирями и даже стал мастером спорта по ним; окончил Пединститут, собирался писать кандидатскую.    


- В сезоне 1979/80 ведущим бомбардиром "Прогресса" стал Олег Симаков, внезапно перебравшийся в Глазов из Высшей Лиги.

- Отправили искупать дисциплинарные прегрешения. Но он у нас сезон не доиграл, весной вернулся в "Автомобилист". Очень интересный хоккеист. На вираж заходит, защитник на нём висит, а Олег – раз-раз – ногами очень ловко добавит, и уже оторвался, один-на-один с вратарём выкатывает. Забивал много. Кстати, отец Алексея Симакова, много лет игравшего в КХЛ и сборной России.

программка к матчу "Шинник" (Омск) - "Погресс"

Программка к матчу "Шинник" (Омск) - "Погресс"


- Весной 1981-го года "Прогресс" занял последнее место в дивизионе и оказался близок к расформированию. Что спасло от безславного конца?

- Да, на "Востоке" выступили крайне неудачно, и хоккейный клуб хотели уже закрывать, содержать команду в Классе "Б" завод не собирался. Кто-то начал искать новые варианты трудоустройства. Меня, Гусарова, Головизнина настойчиво приглашал магнитогорский "Металлург". А спасло расширение второй лиги; вместо 32 команд стало 34, две территориальных зоны перекроили на три. 


- Но почему в сезоне показали столь плачевный результат? Недофинансирование, организационные проблемы?

- Нет, завод не отворачивался. Обеспечение, внимание – всё на должном уровне. Виноваты мы сами, игроки, команда. На предсезонке легко разделывали соперников. Они все под нагрузкой, "тяжёлые", а наш новый тренер – Василий Кошкин – будучи игроком, сам недолюбливал каторжные сборы, вот и нас особо не нагружал. Да тут ещё объявили, что с "Запада" переводят на "Восток". Ну, мы на фоне лёгких побед вовсе решили, что всех на одном коньке сделаем. Да не тут-то было. Как начались перелёты, оказалось, что команды в Сибири и на Дальнем Востоке играющие, скоростные: Омск, Новокузнецк, Хабаровск, Красноярск, Прокопьевск. А нам не хватило ни фундамента "физики", ни настроя. Вроде, старались, пытались цепляться – сколько матчей в одну-две шайбы уступили – но всего 12 побед за 60 игр и последнее место.


- Кубок России, завоёванный "Прогрессом" в 1987 году – значимая веха в истории клуба. Тяжёл был путь к успеху?

"Прогресс" - обладатель Кубка России; Михаил Шмырин крайний справа в нижнем ряду

"Прогресс" - обладатель Кубка России; Михаил Шмырин крайний справа в нижнем ряду

- Конечно, не прост. Но тогда целый ряд факторов удачно сложился воедино. Во-первых, здесь огромная заслуга возглавившего команду Виктора Борисовича Кузнецова. Хороший подобрался состав, сплав опыта и молодости. Прошедшие школу Высшей лиги Астраханцев, Логинов, Умрилов, находящиеся в расцвете сил Чуев, Быстров, Меркулов, Нилов, талантливая удмуртская молодёжь: Чупин, Бакланов, Рухлядев, Пахомов. И венчал всё это дело – Сергей Лубнин. Очень вовремя он подъехал, усилил. Самые тяжёлые схватки выдались в полуфинале с воронежским "Бураном". Сыграли 3:3, сирена, судьи показывают: "Матч окончен". И тут Кузнецов прямо на лёд к ним выскочил: "По Положению полагается играть овертайм!"


- На третьей дополнительной минуте победную шайбу провёл Лубнин.

- Кто-то в углу выцарапал, на пятак сбросил, а Серёга – он любил, умел вперёд подключаться – тут как тут. Дворец полный – взревел.


- Но ещё предстоял ответный поединок.

- Воронеж серьёзно укрепился, из "Крыльев Советов" подтянули народ. Есмантович, Кадыков, Аркадий Андреев, вратарь Дроздов. Мы туда приезжаем, а хозяева обратные билеты нам купили с таким учётом, что ещё третий матч серии предстоит играть. В общем, заранее нас обыграли. А мы взяли да приложили их – 9:4. Билеты поменяли – и самолётом домой.


- Финал с новосибирским "Машиностроителем дался легче?

- Мы в том сезоне с Новосибирском раз десять встречались, начиная с летних турниров. Чемпионат, Кубок. И всякий раз побеждали.


- Вы упомянули в числе талантливой удмуртской молодёжи Игоря Пахомова.

- Наш местный, глазовский. Очень настырный парень, нравился Кузнецову, тот постоянно выпускал его в основе. К сожалению, умер совсем молодым, чуть больше 20 лет исполнилось. 


- За победу в Кубке России "Прогресс" был премирован поездкой в Эстонию.

- Жили в Таллинне, на олимпийской базе в районе Пирита, где в 1980-м проходила парусная регата. По всему городу запах кофе. 


- К кофе хорошо добавить "Vana Tallinn".

- Покупали, привозили домой.


На учебно-тренировочных сборах в Таллинне

На учебно-тренировочных сборах в Таллинне


- За 14 сезонов в "Прогрессе" Вашими напарниками стали 14 стражей ворот. Каким вспоминается каждый из них?

- Исключительно добрые слова в адрес коллег. И в человеческом отношении, и во вратарском. Только Миша Махмутов немножко удивлял разгильдяйством. Спрашивают его: "Ты чего пьёшь?" – "Да игра не идёт". – "А почему не идёт?" – "Да пью".

Витя Рыбка москвич, Слава Пименов уфимец – отличные парни, классные вратари. У Славы вообще феноменальная реакция. Он перед матчами какие-то таблеточки принимал, потом всю игру кувыркался в воротах как заведённый. Алексей Дементьев в юношах, молодёжке был сильнейшим, взяли в "мастера", но не сумел вернуться на прежний уровень после двух лет армейской службы. Юра Шуваев, Коля Ившин молодыми в команду попали, набирались опыта. Они ребята габаритные, рослые; это, наверное, хорошо для вратаря, когда он высокий. Я вот роста небольшого, да ещё привычку имел дурную – на колени падать.

 

- Сегодня с детства приучают так играть. А раньше в школе тренер палкой бил воспитанников за подобные падения.

- Мало что палкой, меня Юдин к воротам привязывал. Начинаю на колени падать, перекладина сверху – бам.

 

- Самую памятную пропущенную шайбу назовёте?

- У-ух, сколько их было-то. Иной раз и откровенные "пенки" заходили. В Новосибирске со СКА встречались, ведём 2:1, три секунды до сирены, вбрасывание в нашей зоне. И вот за эти три мгновения я пропустить умудрился. Никогда нельзя расслабляться.

 

- Наслушались, небось, упрёков от партнёров?

- Никто из игроков ни разу меня не упрекнул. Сам, бывало, извинялся перед ребятами, что подвёл команду.

 

- Давайте к позитивным темам. Вспомните какой-нибудь самый феноменальный сейв? Чтоб вот прямо шнурками шайбу вытащить.

- Не шнурками, конечно, но помнится один эпизод. Против "Луча" играли, двое нападающих вышли "в ноль". Передача, там уж пустой угол, а я, ты знаешь, никогда шпагат не умел делать, а тут будто отцепилась нога – бросок, соперник руки вскидывает радостно – да не тут-то было.

 

- На шпагат, значит, не садились в игровые годы?

- Не имел такой растяжки. В этом плане Саша Возмищев неподражаем. Поперечный шпагат легко мог исполнить, как Ван Дамм.

 

- В сезоне 1987/88 Кузнецову на тренерском мостике помогал Владимир Смагин. Как уживались два больших мастера в одной берлоге?

- Нормально ладили. Виктор Борисович спокойно мог доверить провести занятие Владимиру Петровичу. Запомнилось, что, став тренером, Смагин сохранил игроцкий бойцовский дух. Когда на тренировках двухсторонку гоняли, частенько выходил на лёд, рубился не на шутку.

 

- В книге "Горячий лёд" читал историю, как арбитр доставал из сетки глазовских ворот пустую водочную бутылку. Не с Вами ли приключилась?

- Со мной, ага. С "Южным Уралом" играли в Орске. "Коробка" на улице, за воротами панцирная сетка металлическая, зрители вплотную. Согреваются, понятно. Мне предлагают: "Прими, веселее станет". Слышу, за спиной звякает чего-то, но отвлекаться нет возможности. Через время судья подъезжает – смотрю, на воротах стеклотара. Болельщики хохочут. Та поездка вообще весёлая вышла. Кошкина тренером назначили, но оставался играющим. В Самаре обе встречи у "Маяка" вырвали, Борисыч мотивирует: "Если в Орске ещё два матча возьмёте, станок домой сам повезу". Мы победили.

 

- Взвалил тренер на себя "рацию"?

- Конечно. Он же хозяин своему слову.


- Тяжёлая ноша.

- Тяжёлая. Я тоже свой мешок таскал с формой и "валенками" по перронам да вокзалам. Вспомнишь – вспотеешь. Один "валенок" весил тяжелее, чем два современных.


"Прогресс" - "Кристалл" (Электросталь); 1983

"Прогресс" - "Кристалл" (Электросталь); 1983

- Килограммов по восемь пока не намокнут.

- А когда намокнут? Конский волос. Чтоб воду отталкивали, мазал рыбьим жиром. Специально покупал каждое лето. От этого цвет такой коричневый. Чтоб щитки мягче стали, прыгал на них.

 

- Часто вспоминаете тот январский поединок с ЦСКА?

- Разве такое забудется? Я тогда устал уже после первого периода – 0:1. Ко второму перерыву – 0:4. Удивляюсь, почему Черенков не заменил меня на третий период, дал доиграть до конца. После матча ещё два дня ноги судорогой сводило. Сейчас мне стыдно за тот результат – 0:8.

 

Я возражаю: "Да мы ЦСКА и покрупнее влетали. Думаю, это не самое грустное воспоминание, когда на одной стороне площадки ты, а напротив – Третьяк". Но старый голкипер только качает головой: "После того, как прошло столько лет, всё кажется, что мог сыграть лучше,  что где-то не доработал. Но ... Всё надо делать вовремя"


Написать комментарий

Комментирование временно недоступно